В ноябре мы празднуем семилетие фонда ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ х Charity Shop – столько времени прошло с момента открытия первого благотворительного магазина в Москве. Все эти годы второе дыхание нам дарите вы – люди, которые доверяют нам свои вещи, чтобы мы подарили им вторую жизнь.

Как это было – начиная с первого гараж-сейла и контейнера-улья до вещевой помощи людям в сложной жизненной ситуации в 20 регионах и единственного в России успешного эксперимента по переработке синтетических тканей в пластик – в наших (и ваших!) историях.

СЕМЬ СОВЕРШЕННО УДИВИТЕЛЬНЫХ ИСТОРИЙ ПРО ФОНД ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ

год: 2013

Первый Charity Shop появился из-за страха «никто не придёт»

Всё началось с гараж-сейла. Это было лето 2013 года, когда Дарья Алексеева – основательница фонда ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ и Charity Shop – работала менеджером по развитию в Центре равных возможностей «Вверх» и делала мероприятие в поддержку этой организации. Ей хотелось сделать что-то близкое и понятное аудитории, которую она знала и понимала сама: Дарья тогда заканчивала институт, собрала подружек – они позвали своих подруг, и так далее. Они собрали одежду, провели гараж-сейл и заработали 133 тысячи рублей. Осталась много одежды, которая не была востребована в тот день, потому что просто подчистую невозможно всё продать. Дарья рассказывает: «Прошёл год, в течение которого я всё время думала, что нужно как-то сделать это мероприятие ежегодным, сезонным, а потом подумала, что, вообще-то, я ненавижу всякие мероприятия, не хочу всё это организовывать, и мне было настолько плохо от мысли, что это надо всё повторять, а вдруг никто не придёт, а вдруг никто из СМИ не напишет, а вдруг никому оно не надо, что я лучше магазин свой открою и не надо будет переживать, что это разовое мероприятие, это будет уже постоянно работающий проект». Так открылся первый Charity Shop в Москве на Новокузнецкой. Сегодня открыты семь магазинов – в Москве, Ярославле, Костроме и Ростове Великом.

Распродажа ненужных вещей, с которой всё началось

Распродажа ненужных вещей, с которой всё началось

год: 2014

Первые контейнеры были ульями – в буквальном смысле этого слова

Рассказывает Дарья Алексеева: «Мой ментор, Ника, предложила провести первую акцию в банке, где она работала. Туда мы заказали шесть ящиков, и они приехали в совершенно чудовищном виде. Почему? Контейнеров для сбора одежды тогда в России не было, поэтому ящики для акции заказали на фабрике производства ульев – той, что Google выдал первой по запросу «деревянная коробка с отсеком для хранения». Мы с клиентками (!) магазина, которые откликнулись на мою просьбу помочь покрасить ящики, красили их побелкой для стен, вообще не предназначенной для дерева, как я теперь уже понимаю. Нам было достаточно весело до момента, когда из банка пришло с утра письмо: «Дарья, это просто ужас, мы убрали их в подсобку», а мой ментор в этот момент искала ящики по офису. Я сидела в магазине в подсобке и думала: «Господи, пусть это всё как-нибудь забудется».

Но через месяц мой знакомый переделал нам контейнер. Первый красивый контейнер уехал в Хорошевскую гимназию, где он успешно отработал, у него была целая фотосессия, и после этого у нас было 6-8 запросов на ящики в течение недели. Люди писали капсом в теме письма: «ХОЧУ ЯЩИК С ЕДИНОРОГОМ». Так мы начали движение к взаимодействию с бизнесом и с городом». 

Семь лет спустя у фонда ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ – 755 собственных и партнёрских контейнеров в 56 городах России.

Хорошёвская гимназия – первая, где установили настоящий контейнер

Хорошёвская гимназия – первая, где установили контейнер

год: 2015

Первый склад был складом Шрёдингера – он одновременно был и его не было. На первом настоящем складе работу получили бездомные и бывший заключённый – их искали через Facebook (да-да)

Весной 2015 года Дарья участвовала в конференции, которую проводил Добро Mail.ru: представители бизнеса слушали небольшие выступления НКО о своих проектах и о том, в чём им нужна поддержка. Было больше ста выступлений в течение дня – об онкологии, сиротах, неизлечимых заболеваниях, хосписах. А Дарья искала дружественные площадки, где можно было бы провести сбор ненужной одежды. На тот момент у неё было ноль ящиков, фотографии контейнеров из интернета и нарисованы рендеры. Казалось, что это выступление в никуда, а оказалось, что в зале сидели коллеги из МЕГИ, которые искали подрядчиков для большого мероприятия «МЕГА, меняйся». Они спросили у Дарьи, какой площади у проекта есть склады (а был подвал магазина и всё!) – она ответила, что площадь склада 300 метров. И к 15 сентября у проекта уже был склад и были сотрудники из социально незащищённых групп. Их искали по объявлению на Facebok: в первом наборе было три бездомные женщины, человек с ментальными особенностями и мужчина, который пробыл в колонии 15 лет – на собеседовании было неловко спросить, за что он отсидел, и Дарья просто гуглила, за что в России дают такой срок. Сегодня у фонда три склада с собственными линиями ручной сортировки – в Москве, Костроме и Ярославле площадью 1850 кв. метров.

А вот еще одна история – не совсем про фонд, но про кота и склад. Однажды на складе в Москве появился котёнок. Его приютил наш грузчик Герман: кормил, купил противоблошиный ошейник, нарёк Василием. Пару месяцев кот рос на складе фонда и пора было найти ему новый уютный дом с доброй семьёй. Для этого мы обратились в фонд РЭЙ и разместили объявление везде, где могли. И вот, в один прекрасный день, когда мы почти уже отчаялись, позвонила Виола… Это было как в сказке: к нашему складу подъезжает роскошная женщина на машине и увозит нашего Василия. Виола оказалась работником частной клиники для животных. Она сделала все прививки, кастрацию, процедуры, пролечила ему заболевания внутренних органов, и теперь он живёт припеваючи уже почти два года и ездит с хозяевами в гости и на море. Теперь кота зовут Савелием.

Первый склад выглядел так

Первый склад выглядел так

Котёнок Василий, которому мы подарили вторую жизнь

котёнок-василий

год: ∞

Нам сдавали капусту, золотые зубы, водку и шубу Brunello Сucinelli за ₽400 000, которую на благотворительной выдаче застыдили за короткие рукава

При сортировке одежды нам на складе часто попадаются странные вещи, которые люди зачем-то сдают в контейнеры. Однажды попалась смирительная рубашка, явно настоящая – это был не маскарадный костюм. А еще вставные челюсти – непонятно, зачем их сдают, может, чтобы их на благотворительность передали? Как-то был пакетик с золотыми зубами, видимо, кто-то собирал, копил и решил нас порадовать. Ещё была капуста, потом — бутылка коньяка, причём, коньяка дорогого, 12-ти летнего, хорошего, но она была начата, мы её, естественно, выкинули. Были бутылки с недопитой водкой. А как-то раз мы поехали на выдачу одежды в Протвино, там была дублёнка Brunello Сucinelli, которая новая в магазине стоит тысяч 400. Она была с укороченными рукавами. И стояли две женщины, разглядывали эту дублёнку и переговаривались: «А чего рукава такие короткие? Это что за стыд-то такой?» Они были очень оскорблены, увидев эту дублёнку. Эту сцену увидела Дарья, извинилась, выдала женщинам пуховики, а шубу забрала в Charity Shop.

Мы в фонде ориентируеся на разумный подход к вещам. Поэтому мы знаем, что на зимней благотворительной выдаче людям нужны будут свитера, куртки с тёплой подкладкой и плотные штаны, которые будут носиться не один год. Но и дизайнерская одежда, не такая практичная, зато тоже совершенно новая, сможет найти следующего хозяина в одном из наших магазинов или станет гвоздём программы на фешн-показе.

А вот, например, золотой череп

из странных вещей на складе можно сделать музей

год: ∞

Иногда наши вещи становятся частью чьей-то очень личной и удивительной истории

Выбрать историю для этого блока было самой сложной задачей. Маленькие чудеса, которые могут творить вещи, случаются каждый день, а вот сводки –  выглядеть совсем обыденно, когда, например, администратор Центра гуманитарной выдачи фонда в Костроме Жанна пишет каждый месяц в общий чат: «Доброго дня!Отчет по благополучателям за октябрь. Помощь получили 108 семей, 328 человек. Выдано 2815 вещей». А за каждой такой семьёй, человеком, выдачей – истории про то, как  вещи помогают: бездомным – выжить на улице, подросткам – не стать жертвой буллинга в школе, людям с небольшим достатком – сохранить достоинство, ищущим работу – трудоустроиться, пожилым людям – преодолеть одиночество, ведь в бесплатном магазине можно покрасоваться с товарками, обсудить наряды. А тем, кто однажды оступился и попал в колонию – выйти на свободу человеком. Вот как об этом рассказывает Елена Гордеева из Центра содействия реформе уголовного правосудия (один из 74 партнёров фонда по благотворительности, вместе с которым мы распределяем вещевую помощь): «Когда человек освобождается, ему выдают его одежду. Но бывает, что он сел зимой, а освободился летом, или наоборот. К тому же за то время, которое он сидел, вещи могли пропитаться запахом, начать гнить, грибок мог завестись… Одежду выдают уже за воротами тюрьмы, не получится заранее ни постирать её, ни пришить пуговицу. Хорошо, если родственники могут прислать вещи. Но к нам обращаются самые бедные, самые обездоленные – у них часто нет родных или нет с ними связи. Бывали случаи, когда женщины выходили в том, в чём отбывали срок. И потом нам несколько человек писали: «Представляете, ушли в казёнке!» Понимаете, во-первых, это не теплая одежда. А ей, возможно, придётся долго добираться домой, ждать где-то поезда. Во-вторых, до неё эти вещи носило много людей. Но главное – человек выходит в общество, на волю. В нормальной одежде он более твёрдо стоит на ногах. Мы присылаем вещи на освобождение. И добравшись домой, женщины нам пишут: «Спасибо, освободилась по-человечески»

Но наверное, самым необычным случаем за все годы существования фонда была история девушки из одной из восточных стран, мамы нескольких детей. Ей пришлось столкнуться с насилием в отношении себя и своих детей. Девушка была вынуждена бежать, спасая жизнь, в соседний регион. Она прошла невероятно сложный путь: ей нужно было уехать, скрываться под другим именем, менять адреса и телефоны, чтобы её не нашли. На этом пути мы собирали для неё и её детей вещевую помощь. В результате девушка переехала в новый регион, и, как мы надеемся, в новую, безопасную жизнь. 

Вещевую помощь ВТОРОГО ДЫХАНИЯ с 2015 года получили более 70 000 человек.

год: 2020

Прыжок веры, эксперименты с озонатором и колготки на агломераторе – и во всём этом есть смысл

Будущего технолога фонда Илью собеседовали в кафе. Он рассказывал Дарье, что хотел бы заниматься глубокой переработкой текстиля. И поскольку сейчас в России средний уровень переработки одежды – это разрезать тряпку на куски и продать ее в шиномонтаж, то его очень драйвила идея сделать что-то по-настоящему технологичное. Не даунгрейдить сырье, а наоборот, получить из него что-то более ценное, чем оно было на входе.

У фонда тогда не было никакой материальной базы для переработки, а была только сама ветошь и несколько партнёров, которым фонд её как раз на обтирочную ветошь или регенерированное волокно продавал. Взять на работу в благотворительный фонд Илью было прыжком веры, и у фонда появился человек, про которого никто не понимает, чем он занимается. Любопытный факт – в смете тогда появились расходы на покупку бутылки «Бейлиз», предназначенной для «подкупа» лаборантки в каком-то НИИ, чтобы она пустила Илью поработать на оборудовании института. (Своей материальной базы у фонда по-прежнему не было, поэтому Илья с голыми руками, холодной головой и горящими от куража ушами носится (на велосипеде) по Москве и МО в поисках возможностей что-то протестировать).

Через год Илья получает наводку от «нужного человека» и едет смотреть агломератор. Название этой адской машины мы в фонде учим до сих пор – как и «NIR-спектрофотометра». И выясняется, что если синтетический текстиль однородный по составу, его можно подплавлять, делать пластиковые гранулы, производить из них новые продукты и снова возвращать в экономику. Выясняется также, что фонд – единственный на данный момент, кто так может, и что это может быть интересно крупным брендам, которые обращаются несколько раз в неделю насчет своего брака, стоков, униформы, нераспроданной продукции, которую они хотят утилизировать. Интересно это и тем, кто хочет сделать качественную готовую продукцию из вторсырья – фонд проводит эксперименты по созданию пластиковых деталей – корпусов для ручек или вешалок для одежды.

Кстати, первые несколько дней на наш агломератор, который сейчас работает в цехе, вместо фильтра были надеты капроновые колготки – они развевались, когда эта установка работала. Учитывая, что колготки переработать нельзя, эта пара получила уникальную вторую технологичную жизнь. А в прошлом году у фонда появился первый крупный клиент, который передал ВТОРОМУ ДЫХАНИЮ партию бракованных изделий (целую фуру!) – больше 70 тонн.

Мы это переработали в рамках принципа расширенной ответственности производителя: компании, которые производят продукт, выбрали не заплатить государству экосбор, а решили заплатить напрямую нам как переработчику, который принимает у компании брак и выдаёт ей акт об утилизации для Росприроднадзора (это обязательное требование). И мы теперь уже не просто НКО, не просто социальная история, а настоящий переработчик с экологической повесткой, который выписывает акт об утилизации и начинает касаться природоохранного законодательства.

Те самые колготки на агломераторе

колготки-фильтр

Эксперименты не всегда бывают удачными, тем не менее, они — важная часть нашей работы. На данный момент в мире не существует эффективных методов дезинфекции одежды. В фонде вещи, которые могут запачкать другую одежду, попросту отсеиваются на первичной сортировке. Но Илья захотел пройти дальше и изобрести свой собственный способ дополнительной дезинфекции, который сделал бы наши процессы работы с вещами ещё более безопасными. И вот на одном из корпоративных выездов, в гостинице, Илью осенило: номера обрабатывются озоном, который достаточно быстро убивает микробов, затем превращается в кислород и не наносит никакого вреда. Озонатор нашли, взяли в аренду и встал вопрос тестирования. Текстиль очень пористый и хорошо впитывает газы, поэтому непонятно было, как он себя поведёт. Илья подумал, что для опыта нужно замкнутое помещение, в котором полчаса одежда будет обрабатываться озоном и ещё час – проветриваться. Домашней лабораторией стали дачные парники, в которых мама Ильи обычно выращивает огурцы и помидоры. Несколько часов шли эксперименты: технолог менял температуру, длительность воздействия и проверял, приобретут ли самые дурнопахнущие вещи, которые только нашлись на столе сортировщицы, свежесть. Но концентрация озона была настолько большой, что он не успевал выветриваться и, несмотря на респиратор, Илья надышался газом и заболел. И, что самое обидное, через день озон полностью выветрился, а вещам вернулся их прежний неприятный запах. Зато из парника полностью исчезла плесень и фитофтора, чему мама Ильи была несказанно рада.

С 2015 года фонд направил на переработку 902 тонны текстиля.

Парник-лаборатория

Парник-лаборатория

Настя из Перми загадала стажировку в фонде на Новый год

Мы верим в децентрализацию. Невозможно сделать так, чтобы работа с текстилем была организована руками одной-двух организаций. Очень важно, чтобы на местах, в регионах, у каждого в своём городе работала организация (а лучше несколько), которые будут в этой теме профессионалами. Например, если сейчас к нам выходит  какой-то крупный бренд и говорит: «Мы хотим во всех регионах нашего присутствия иметь контейнеры для сбора одежды» – сейчас приходится делать так, что ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ всё на себя зацикливает и везёт в Москву. Это нелогично, потому что транспортный след выше, а регионы остаются без сырья: мы увозим то, что могло бы пригодиться локально. Поэтому мы поставили задачу «прокачивать» местные организации, которые занимаются на местах сбором ненужной одежды, чтобы расширяться глобально. Это ещё и вопрос доверия – к локальному проекту оно выше.

У фонда есть программа поддержки социальных предпринимателей в регионах, и вот интересный факт: Светлане из благотворительного магазина «Вторник» из Иркутска стажировку у нас подарили на день рождения. А Настя из «Территории семьи» (Пермь) загадала участие в программе на Новый год. 

СЕМЬ ВАШИХ УДИВИТЕЛЬНЫХ ИСТОРИЙ, В КОТОРЫХ ОКАЗЫВАЕТСЯ, ЧТО ВЕЩИ – ЭТО НЕ ПРОСТО ВЕЩИ

Недавно мы спросили у вас в Instargam ваши истории, которые связаны с вещами или фондом. Мы даже не представляли, что стали для кого-то счастливыми случайностями.

История с футболкой про любовь

Рассказывает Екатерина Авалишвили: «В 2010 году мы с друзьями поехали кататься на сноубордах и лыжах в Гималаи, в Индию, на курорт под названием Гульмарг. Это место для тех, кто «в теме». Не каждый решится ехать в штат на границе с Пакистаном, где весь двадцатый век идёт война за территорию. И не каждый решится там кататься, потому что для этого надо обладать определенным уровнем катания, слабоумия и отваги. Наша компания весело провела время и благополучно вернулась в Москву с добычей — сувенирными футболками с названием курорта. Правда, моя была маловата, поэтому я никогда её не надевала. Кроме одного раза.

В тот раз приятель пригласил меня в картинг с компанией его друзей. Была осень, и я надела под кофту на молнии эту футболку для утепления. И вот мы приезжаем в картинг, отправляемся в раздевалку, где уже готовятся к заезду его друзья. Новых людей, как водится, встречаешь по одёжке, пытаясь понять, что они из себя представляют. Вот я и пытаюсь понять, кто эти люди, рассматриваю. И тут самый медлительный парень флегматично расстёгивает толстовку, а под ней — угадайте что! — футболка из Гульмарга.

«Ты был в Гульмарге?!» — спрашиваю я и тоже расстегиваю кофту. Взаимный шок и посеянное зерно дружбы на фоне общих интересов. Два года дружили, ездили кататься в Грузию, а потом поехали в тот самый Гульмарг вместе, с друзьями. И начали встречаться. Впоследствии оказалось, что в первый раз мы разминулись буквально на несколько дней. Но оно и к лучшему, ведь тогда Кирилл приехал в медовый месяц со своей первой женой. Жизнь — штука с чувством юмора.

Передали футболку Кирилла в любимый фонд без сожаления, но с благодарностью. Некоторые вещи всё-таки играют важную роль в жизни. Пусть даже всего один раз. Надеемся, её история продлится. И будет рассказывать о ней нашей дочке, которая, кстати, уже была на экскурсии на складе фонда».

История про английскую бабушку и шубу

Рассказывает Ховард Амос: «Когда я приехал в Россию из Англии, я привёз с собой бабушкину шубу из меха ондатры. Дедушка подарил её своей супруге почти пятьдесят лет назад. Бабушка очень любила шубу и долго носила, но в какой-то момент носить натуральный мех стало в Англии признаком дурного тона, бабушка начала переживать, что её шуба заденет чьи-то чувства, и отправила любимицу на покой. Дедушка умер тридцать лет назад, а шубу бабушка бережно сохранила до сегодняшнего дня. Она отдала её мне потому, что в России очень холодно, и кому-то здесь могла пригодиться тёплая шуба, возможно, моей будущей невесте. Но я так и не женился, а шубу хранил до тех пор, пока не узнал, что открылся Charity Shop, где мою шубу с радостью приняли. Моей бабушке уже 90 лет, и она до сих пор занимается волонтёрством. Я уверен, что она считает, что Charity Shop — очень хорошее место для её шубы».

История про глобальный переезд, профессиональных нищих и сохранность нервной системы

Галина Бондаренко: «Раньше я избавлялась от вещей, как научила бабушка: отдать родственникам или отнести к помойке и аккуратно повесить там: заберут. Первый сценарий вызывал во мне протест с детства. А со вторым была смешная история: я жила в центре, рядом с одной из точек работы «профессиональных нищих». И вот однажды одна такая девушка чуть ли ни на ноге у меня повисла, требуя ей помочь, и тут я вижу, что она в моей куртке, которую я утром отнесла на помойку.

В общем, с этим я тоже завязала. И вещи просто копились дома. Я начала сортировать мусор, познавая азы экологичного образа жизни, а в конце 2019 года началась история «глобальный переезд», когда мне нужно было со всеми моими новыми принципами за очень короткий срок разобрать большие площади. И тогда мне знакомая рассказала о фонде в ключе «услуге вывоза из дома вещей». Я изучила все, поняла, что это «тот самый Сharity shop», что здесь мои вещи вряд ли окажутся на свалке или на «профессиональных нищих», и заказала первый вывоз. Всего их было три и сейчас мне даже страшно вспомнить, сколько всего у меня забрали сотрудники фонда. Но, самое главное, что все было так профессионально организовано, что это определенно сохранило мне в целости большую долю нервной системы в тех обстоятельствах, а моя лояльность к фонду не знает границ».

История про дни рождения, которые сначала потеряли смысл, а потом – нашли новый

Артём Цыплаков: «Я уже лет восемь не отмечаю день рождения, потому что, я в нём потерял смысл что ли в какой-то момент. И потом, довольно часто, даже если я устраивал какие-то маленькие тусовочки, всё равно кто-то что-то дарит. Самое странное было, когда родители дарили деньги. Хотя я, вроде, взрослый мальчик, я сам могу себе подарить деньги, зачем мне деньги? Кто-то ещё мог подарить что-то бесполезное, какую-то ну совсем странную вещь, которая ни этим людям не нужна, ни мне. А если делать вишлисты, теряется какая-то магия, я ведь и сам себе могу купить то, о чём прошу. Какой-то души в том что ли нету, поэтому я прошу теперь родителей дарить открыточки, которые они сделают своими руками, и это очень мило. Несколько лет назад я понял, что гораздо круче всё, что люди хотят мне подарить, отдать на благотворительность, потому что вещи я и сам себе могу купить любые практически, они мне не нужны, но будет здорово, если мы в этот день ещё кому-нибудь сможем чем-нибудь помочь.

В 2020 году я выбрал ваш фонд для сбора денег потому, что очень хочу помогать системным инициативам. У вас классная отчётность, вы прозрачные,  вы помогаете другим фондам, вы партнёры фонда «Друзья», и поэтому всё вместе зацепилось и я подумал, что вы — те самые ребята, кому я готов помочь прямо сейчас. А ещё от этого получается неожиданный эффект: вокруг меня куча народу начала делать свои какие-то инициативы, помогают локальным сообществам. Это очень клёво, очень красиво и очень приятно».

История про мглу, платье и ещё раз про платье

Рассказывает Елена Трунина: «Моя история во ВТОРОМ ДЫХАНИИ началась с платья и закончилась тоже платьем. В феврале 2019 Наташа Князева, бывший PR-менеджер магазинов, пригласила меня как блогера в гости в Charity Shop. Сделать рекламу по бартеру. Это был холодный февральский день, когда мгла и снег чередовали друг друга, а внутри магазина на Фадеева было тепло, уютно и солнечно. Я пошла выбирать одежду для фотосессии. Это жёлто-зелёное неопреновое платье сразу бросилось в глаза и манило с вешалки. Остальные образы тоже сложились. Но платье! Оно переносило в лето. Так я и ушла с ним. А через полгода, когда я искала работу, открыла шкаф и вспомнила про платье. Подумала, что неплохо бы поработать с Charity Shop. Через пару дней мне написала Наташа и предложила поработать у них SMM.

Полтора года спустя, в последний день работы, я приехала в магазин на Садовую, на шопинг, просто для себя. И там было красное платье! Роскошное, яркое, такое, чтобы поставить финальный аккорд в моей истории».

История про самые важные воспоминания

Рассказывает Елизавета Братищева: «Передавала вам первые вещи новорождённой дочки. Дети очень быстро растут из одежды, в которой их выписывают из роддома, которую используют в первые 0-3 месяца. И она даже не успевает толком сноситься! Как новенькая! А в памяти моей навсегда останутся «кадры» из жизни, в каком бодике была дочка у меня на руках. И пусть эти пропитанные любовью вещи будут согревать сердца других мам и их малышей».

История про любовь и самый важный наряд в жизни любой девочки

Рассказывает Елизавета Ерёмина: «Подготовка к свадьбе была очень стремительной: подали заявление ровно за месяц, хотели красивую дату, даже ради этого поехали на другой конец Москвы! Как никак 29 февраля, раз в четыре года! Думаю, каждая девочка, девушка, женщина на такое событие хочет то самое платье мечты. Я тоже его искала: мерила в разных салонах, но всегда было что-то не то, не на 100%. Любовь с Charity Shop у меня давняя, когда это ещё не было мейнстримом. Я вижу в этом большой смысл: отдавать то, что тебе не нужно – пусть это достанется другому и принесёт счастье. Перед свадьбой я вдруг вспомнила, что у меня есть купон и его надо использовать до конца февраля. Буквально за 3-4 дня до свадьбы мы всё-таки поехали в Charity на Садово-Спасской!) Там оказалась Варвара [прим: заместитель директора московских Charity Shop], это был хороший знак, а я верю в них!) Я как сейчас помню – захожу в магазин, иду прямо поворачиваю к вечерним платьем и вижу – ОНО!!! Ждёт меня, висит!  Это было именно свадебная юбка – длинная, с шлейфом, чтобы идти, как по красной дорожке, нежно-розового, пудрового оттенка. Идеальный вариант для меня. Я понимала, что ещё нужен верх и просто кинула свой взгляд на розовый стеллаж и увидела  блузу из плотной ткани с запахом с нежным вырезом, идеально сочетавшаяся с моей юбкой из фатина. Так я за 10 минут нашла образ мечты. Юбка висела абсолютно новая и будто ждала меня. Мой восторг не знал предела, я светилась от счастья, и моё состояние распространилось на весь магазин. Кстати, обувь для будущего мужа – шикарные итальянские ботинки – мы тоже нашли в любимом Charity. Пусть таких историй будет много – Сharity Shop объединяет сердца ?»

Тот самый наряд

Тот самый наряд

Бонус: история про огонёчки, которые нас зажигают

Есть два человека, которые зажигают нас, сами того не подозревая. Это Александра Смирнова и Ирина Присяжная. Кто это? Александра с июня 2021 года поставила на наших сторис 364 огонёчка, а Ирина с марта этого года – 240. Это, конечно, может показаться странным, что мы считаем такие вещи, но вы себе не представляете, как это поддерживает команду.

КАК МЫ РОСЛИ

Нам кажется, что то, как растёт ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ – это индикатор роста осознанного потребления в России – и со стороны людей, и со стороны брендов. Смотрите сами.

ИЗНАНКА ФОНДА: КАК ЭТО РАБОТАЕТ

Что чувствует водитель, который каждый день забирает вещи из контейнеров и как устроены датчики наполняемости, как работает сортировка в фонде и как мы определяем, какие вещи отдать на переработку, а какие – на благотворительность и почему Charity Shop – это про новую моду, а не про пыльные магазины – в коротких видео от первого лица.

ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ: фонд наизнанку || Вывозим одежду
ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ: фонд наизнанку || Сортируем одежду
ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ: фонд наизнанку || Благотворительность

РАЗ УЖ У НАС ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ, ТО, ВОЗМОЖНО, ВАМ ЗАХОЧЕТСЯ НАС ПОЗДРАВИТЬ. КАК ЭТО СДЕЛАТЬ?

ОФОРМИТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ


Когда вы оформляете регулярные пожертвования в адрес фонда, вы дарите нам уверенность в завтрашнем дне – так мы можем меньше зависеть от грантов и, например, попытаться покрыть расходы на переработку. Сегодня это направление работы фонда убыточно: весь цикл трансформации, например, ветхого постельного белья в утеплитель, обходится нам в 60 руб./ кг. Продав сырье, мы вернем всего от 3 до 25 руб./ кг, в зависимости от состава материала.

Ваши пожертвования помогают нам также развивать систему гуманитарной помощи нуждающимся: например, 2500 рублей стоит нам сортировка 500 кг одежды на благотворительность, 5 500 рублей – отгрузка 1500 кг вещей в Ивановскую область.

ПОДДЕРЖАТЬ КОНКРЕТНЫЕ ПРОЕКТЫ


Мы открываем целевые сборы для того, чтобы реализовывать помощь, которую нельзя отложить. Накануне зимних дней вы можете подарить немного тепла тем, кто очень в нём нуждается

Вы можете поддержать программу поддержки бездомных, в рамках которой мы передаём вещи людям, оказавшимся на улице.

Накануне зимних морозов особенно важной становится поддержка приютов для животных: волонтёрам нужна зимняя одежда для работы, а их подопечным – теплые подстилки. Ведь в лютый мороз одним приходится на улице работать, а другим – жить.

До Нового года ещё далеко, но мы уже начинаем готовить праздник для тех, кто особенно в нём нуждается. Поддержите сбор средств, который позволит привезти гуманитарную помощь жителям Суздаля и посёлка Демянск, устроить праздник для соцработниц и детей из социального приюта. Совершим общими усилиями настоящее новогоднее чудо.