О главных опасностях потребительства. Рассказывает психолог

Что происходит с нами, когда мы активно включаемся в потребительство? Почему мы стали реже использовать критическое мышление? Как ваша ненужная одежда создаёт новые глобальные сообщества?

,

Что происходит с нами, когда мы активно включаемся в потребительство? Почему мы стали реже использовать критическое мышление? Как ваша ненужная одежда создаёт новые глобальные сообщества? Психолог Екатерина Дьячкова — о главных опасностях потребительства и как сформировать доверие к миру внутри себя.

Иллюстрация: Ezra W. Smith для фонда «Второе дыхание»

* * * * *
Отдавая одежду на благотворительность, вы не просто освобождаете шкаф, ещё вы становитесь частью sharing economy.

«Экономика разделения» стала ответом на экономику потребления, в которой потребительство рассматривается не как покупательская способность населения, а как образ жизни, основанный на статусном символизме. Это огромная индустрия, которая производит не только товар, но и спрос на товар, в которой стены улиц разных городов представляют собой рекламу того или иного продукта, а десятки тысяч людей заняты в индустрии производства как товаров, так и потребностей на эти товары. Что же происходит с нами и окружающим пространством, когда мы активно включаемся в потребительство?

Мы становимся менее самостоятельны, реже используем критическое мышление

Культура потребления упрощает манипулирование нашим сознанием

Основной целью становится потребление, а работа или учёба представляют собой лишь побочный эффект

Основой общества потребления являются природные ресурсы, большинство которых относятся к невосполнимым

В обществе потребления снижается ответственность отдельного человека. Так, например, ответственность за загрязнение окружающей среды выбросами заводов целиком ложится на производителя, а не на потребителя

Однако общество — это не статичная структура, поэтому все перечисленные выше причины привели к созданию течения антипотребильства. Это противопоставляемая потребительству идеология, выступающая против приравнивания уровня личного счастья к уровню приобретения и потребления материальных благ, которое и породило движение шеринга.

Движение антипотребительства зародилось в США и других экономически высокоразвитых странах, где, в силу значительного развития общества потребления, распространились такие проблемы, как болезнь ониомания (психологическая зависимость от покупок), прогрессирующее ухудшение экологической обстановки и социальное неравенство.

На распространение sharing economy повлияла растущая цифровизация — у каждого из нас есть гаджет, позволяющий что угодно переносить в цифровую реальность. Развитие социальных сетей сначала позволило программистам делиться кодами (Linux), затем дало возможность людям обмениваться тем, чем они живут, и, наконец, выкладывать для всех результат своего творчества (YouTube). Следом пришло время использовать ту же технологию в реальном мире, чтобы делиться тем имуществом, что мы имеем.

Постепенно возможность пользоваться чем-то становится более ценной, чем возможность этим владеть: агрегаторы такси часто дешевле и выгоднее, чем собственный автомобиль, а кратковременная аренда жилья напрямую у их хозяев в других городах позволяет не только сэкономить, но и познакомиться с городом с его нетуристической стороны.

В современном быстроменяющемся мире удобнее платить за временный доступ к продукту, чем владеть им, это сокращает экологический след и снижает издержки по содержанию имущества.

Логика здесь проста: когда мы дарим, даём взаймы или перепродаем лежащие без дела вещи, мы снижаем потребление, а вместе с ним и тот огромный объём ресурсов, энергии и выбросов, который связан с производством и транспортировкой новых товаров, не говоря уже о затратах на обращение с отходами.

Но shareconomy связана не только с экономией материальных ресурсов. Она имеет ещё одну важную «нематериальную» особенность: для её развития необходим набор социальных взаимосвязей и норм поведения, которые делают возможным сотрудничество между незнакомыми людьми. Эта открытость к участию и к позитивному социальному взаимодействию, как и экологическая сознательность, пожалуй, отличают модель shareconomy от привычных нам до сих пор.

Помимо преодоления всех перечисленных выше проблем экономики потребления, мы, сдавая одежду, начинаем формировать глобальные сообщества с ценностями соседства, повышаем доверие и связность друг с другом, начинаем верить в хорошее в своих соседях и соотечественниках.

Согласно исследованию PricewaterhouseCoopers, популярность шеринговых услуг влияет на растущее доверие к согражданам: 29% опрошенных заявили, что с прошлого года стали больше доверять людям, при этом 62% признались, что, напротив, стали меньше доверять брендам.

Поэтому, сдавая одежду, вы не только очищаете пространство вокруг себя, но и формируете доверие к миру внутри себя, что, как известно, благотворно сказывается на всех повседневных делах и человеческих отношениях.

Благодаря вашим пожертвованиям мы превращаем сданную одежду в добрые дела