Говорят: «Да я в жизни такого белья не носила!»

О том, как работает Центр гуманитарной выдачи вещей ВТОРОГО ДЫХАНИЯ в Костроме

Автор: Бэлла Волкова

Фотограф: Валерия Савинова

Кострома, промзона. Люди в рабочей одежде и здание, похожее на заброшенный склад. Заходишь в одну из дверей – и оказываешься в модном магазине: белые стены, лесенка на второй этаж, диванчик с подушками и платья на вешалках. Это центр выдачи вещей, который благотворительный фонд ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ открыл прошлой осенью. Здесь те, кто не могут позволить себе купить новую одежду, получают вещи б/у – в хорошем состоянии и абсолютно бесплатно. А те, кто отбирают для них вещи, зарабатывают этим на жизнь. 

«У нас бесконечное количество платьев»

На Жанне джинсы и платье-рубашка. «Я с людьми работаю, так что не в футболке должна быть. А так ты вроде и в брюках, потому что здесь склад, а вроде и в платьишке. Удобно». Платье она взяла здесь же: сотрудники фонда тоже могут брать вещи, «а покупать – это и время, и деньги».

Жанна Щукина училась на социального работника, но никогда не работала по специальности. Была экскурсоводом, продавала одежду в стоковых магазинах, пять лет проработала ювелиром: «Для меня ювелиры – это небожители!» В пандемию мастерская закрылась, и Жанна полгода просидела на бирже труда. Когда в сентябре 2020 года открылся центр выдачи вещей ВТОРОГО ДЫХАНИЯ, она стала здесь администратором. В этой работе все сошлось – и опыт продавца одежды, и умение общаться с людьми. И умение заботиться о них: у входа в магазин лежит прибор для измерения давления – специально для пенсионеров, которые устают, пока добираются сюда. И умение работать руками тоже: ремонт фонд делал специально «под себя».

«Видимо, я оказалась там, где должна была быть»,

– говорит она.

Администратор Центра Жанна Щукина

Получить здесь вещи могут пенсионеры, многодетные и малообеспеченные семьи (обычно это совпадает). Иногда приходят просто люди, оказавшиеся в трудной ситуации – например, в доме произошел пожар. Или человека из другого района привезли в Кострому на скорой помощи. Привезли летом, в тапочках и футболке, а выписали осенью. «У нас область большая, ехать домой может быть далеко, — говорит Жанна. – Так что им мы тоже помогаем». Можно прийти раз в три месяца и получить 15 вещей на каждого члена семьи. Надо только записаться – посетители здесь не пересекаются. Это связано с эпидемическими нормами – все-таки центр начал работать в разгар пандемии. Но так и просто удобнее: люди могут прийти всей семьей, и никто никому не будет мешать. На выбор вещей у них есть час. 

Запись сейчас ведется на месяц вперед, и если в начале года в месяц выдавали около 1,5 тысячи вещей, то в июне было выдано 3,5 тысячи. Почти все приходят повторно, и число посетителей пока только растет. «Про нас сюжет был на местном канале, — рассказывает Жанна.

«Потом приходили и говорили – я по телевизору видела эту сумку, я за ней!» 

«Выбирать зимние сапоги – дело ответственное. Это с бухты-барахты не делается!» – рассудительно говорит Галина Павловна, примеряя обувь. Она здесь во второй раз: «Потребности-то большие. А на пенсию, прямо скажу, не разбежишься». Ей 80 лет, она всю жизнь преподавала немецкий, и в разговоре вместо «пожалуйста» у нее вылетает «bitte». Для зимней обуви пока рано, но она берет вещи впрок – в начале лета, например, взяла здесь колготки, потому что попались качественные. Жанна говорит, что это правильный подход: «Вот у нас висят детские куртки, я говорю – берите сейчас, потому что в сезон этого не будет». Ботинки из натуральной кожи и с шерстяным мехом, но Галина Павловна их не берет: «Слишком авангардно для меня. Нельзя же брать все, что предлагают!» Жанна кивает: «Мы всегда говорим – берите то, что вам надо. Чтобы эта вещь не была потом опять выброшена».  

Галина Павловна выходит из примерочной в светлых брючках и свободной кофточке: «Вот я нарядилась!» «Ну и прекрасно, – реагирует Жанна. – Главное, что это удобно, и хлопок стопроцентный. А это не хотите померить? С шелковыми нитями!» Жанна не только выглядит, но и ведет себя как хозяйка хорошего магазина: подсказывает и подбирает вещи. Или, наоборот, не трогает посетителя, если чувствует, что ему хочется порыться в одежде самому. Ведь для многих это – удовольствие, которое они обычно не могут себе позволить. «Я чувствую, кому я нужна – и тогда начинаю спрашивать, что их интересует», – говорит Жанна. 

Галина Павловна хочет найти штаны для мужа – работать на даче. Берет черные джинсы и видит на задних карманах стразы – они женские. «Мужчина разве отдаст свои любимые джинсы? Щас! – смеется Жанна. – Сначала износит, потом на рыбалочку еще в них будет ездить». 

Мужских вещей здесь действительно мало – как говорит Жанна, «если для себя футболку, толстовку, брюки выкроил – это уже очень хорошо». Детских вещей тоже дефицит – редко кто отдает что-то без затертостей и пятен. Зато стоит целый хоровод головокружительных шпилек. Лежит ярко-красный лакированный клатч. Висит черная фатиновая юбка с вышивкой. В общем, сразу видно, что больше всего одежды отдают молодые стройные девушки. «У нас бесконечное количество платьев, по которым сразу видно, что их брали на один выход – настолько они гламурно навороченные, — говорит Жанна. — А посетители наши все-таки не каждый день на бал выезжают!» Все это разбирают перед Новым годом или 8 марта, шпильки берут «отважные молодые мамочки» и школьные учительницы. 

Еще есть нижнее белье – итальянское, шелковое. Если остальные вещи здесь б/у, то белье – только новое, с этикетками (ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ не принимает бывшее в использовании бельё, а вещи, о которых идёт речь, переданы партнёром, пожелавшим остаться неизвестным).  «Мама приходит, смотрит – нет детских вещей, – объясняет Жанна. – Я говорю: ну тогда сами наряжайтесь. Потом приходят и говорят: “Господи, да я в жизни такого белья не носила!” Правда, иногда кто-то начинает злоупотреблять – и пытается брать по 15 лифчиков каждые три месяца. Тогда я уже задаю вопрос: “А зачем вам 45 бюстгальтеров? Как же вы жили без нас? Одна штука стоит три тысячи. Может, вы тогда попробуете заработать на такое белье?”» 

Пенсионерам может быть трудно подобрать одежду из-за размеров: они часто бывают полными, и иногда найти им вещи сложно даже в магазинах. А самые избирательные клиенты – подростки: они хотят быть оригинальными, и им мало что нравится. «Зато когда они получают то, что хотят, они так радуются», – улыбается Жанна. У молодежи очень востребована одежда от UNIQLO. Это один из партнёров ВТОРОГО ДЫХАНИЯ, он недавно передал фонду несколько тысяч предметов абсолютно новой одежды. «Вот, например, мужские брюки, качество великолепное, – говорит Жанна. – А вот натуральная шерсть, потрогайте!»

Когда ходишь по шоу-руму, не верится, что все эти вещи лежали смятыми в мешках и могли бы оказаться на свалке. Они поданы так, что их вполне можно захотеть купить – не то что взять бесплатно. Это тоже работа Жанны. «У меня были великолепные учителя, – говорит она. – Одна дизайнер, с которой я раньше работала, теперь пенсионерка, и тоже приходит к нам. Она все знает про вещи – и часто мне что-то советует». Как и полагается в модных магазинах, на видных местах здесь висят «луки»: вечернее платье, жакет с брюками и шляпкой.

«Иногда создашь такой лук, и он хлоп – в первый день уходит. Приятно!»

— рассказывает Жанна.

«Новое постельное белье – и разрезано ножом»

– Самое страшное, что попадалось, – это зубы! Люди в карманах забывали. Или отдавали после покойников…

– Иногда носки грязные встречаются. Или трусы с прокладками. 

Большая часть одежды, которая попадает к Жанне – это то ненужное, что сдали люди. А люди сдают все. И чтобы в шоу-руме оказалась теплая бирюзовая кофточка из тонкой шерсти, ее сначала надо найти в куче вещей. В которой попадаются и мусор, и остатки еды. Этим занимаются здесь, на складе, в двух шагах от центра выдачи. Директор Дима показывает полки с мешками, на которых написано: «женское лето», «женская зима». Это уже отсортированные вещи. Склад занимает около 900 квадратных метров – частично здесь, частично рядом с шоу-румом. Если бы не ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ, все эти вещи оказались бы на полигоне. 

Схема такая: на склад привозят вещи из Москвы, Ярославля и Костромы, которые сдали люди. Еще есть поступления от партнеров – постельное белье, одеяла, подушки, полотенца. В среднем получается больше 30 тонн в месяц. Эти тонны разбирают сотрудницы склада. Часть вещей в хорошем состоянии идёт на продажу в благотворительные магазины ВТОРОГО ДЫХАНИЯ Charity Shop – вырученные деньги потом станут зарплатами сотрудников. Приличные вещи среднего качества отправляют на благотворительность – как говорит Дима, Жанна за последние два дня забрала в центр выдачи 300 кг одежды. Но благотворительность – это не только местный центр выдачи, но и разные социальные службы в регионах. 

Вещи, которые уже не пригодны ни к чему, уходят как ветошь – например, в автомастерские и для протирки оборудования на заводах, где постоянно нужны тряпки. Что-то удается переработать – и старая синтетическая футболка может превратиться в пластиковые ручки. А куртки и одеяла в плохом состоянии могут стать подстилками для собак и кошек в приютах для животных.

Аня работает здесь три года. Она занимается постельным бельем, одеялами и чехлами для мебели – надо выбрать хорошее, вырезать фурнитуру из плохого, распределить по тканям – хлопок к хлопку, синтетику к синтетике.

«Часто приходит упаковка постельного белья. Новое, с этикеткой – и разрезано ножом, видно, что специально. Или подушки разрезанные. Зачем люди это делают?»

– рассказывает Аня.

У Ани четверо детей. Старшей дочке 23, она уехала в Екатеринбург, работает, пытается помогать семье. Еще у нее две девочки-близняшки, им по 11, и шестилетний сын. Мама – пенсионерка, живет в Подмосковье. С мужем Аня разошлась – на вопрос об этом тяжело вздыхает и отвечает только: «Инициатором развода была я». Во ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ пришла работать три года назад, сразу после декрета. Многодетных мам (или просто мам с маленькими детьми) на складе вообще много. Привлекает график: с 8.30 до 17.30. «Ребенка к восьми в сад, сама на работу, — говорит одна из девушек. – У нас в основном люди в магазины требуются, а там работа – 2/2 с 10.00 до 22.00. Никак не подстроиться». Многие сотрудницы пользуются центром выдачи, а иногда и выкупают какую-то хорошую вещь прямо на складе. Аня так однажды выкупила «что-то вроде гобелена»: «Мы тогда жили в частном доме, никак не могли сделать ремонт. Я повесила это на стену, и было даже красиво и оригинально». 

На складе

Часть ветоши, с которой Аня и её напарница срезали фурнитуру, нужно спрессовать в брикеты. «Их мы сейчас продаем в магазин, который поставляет ветошь в автомастерские», – объясняет Дима. Прессовкой занимается грузчик Андрей. Ему 28 лет, он отбыл шесть лет в колонии, и за хорошее поведение его отпустили на исправительные работы. Он должен быть дома с 22.00 до 6.00, и часть его заработка – помимо налогов – уходит государству. Срок до декабря 2022 года, но он надеется освободиться условно-досрочно. «Пока молодой, ничего не кажется сложным», –  говорит он. Здесь есть еще один парень с такой же историей. Планируется, что будет третий, и еще девушка – заниматься уборкой и стиркой. «Мы не интересуемся, где они сидят или сидели», – говорит Дима.

Захотят рассказать – расскажут. На самом деле им довольно сложно устроиться. Но если человек с руками и с головой – пускай работает.

Как говорит Дима, Кострома – это «непровозглашенная ювелирная столица России», здесь больше трех тысяч официально зарегистрированных предприятий. То есть основные места работы в городе – ювелирные мастерские, магазины и общепит. «Работу найти можно – кто ищет, тот найдет», — уверен он. Но все-таки не любая служба подойдет многодетной маме или человеку с какими-то ограничениями. 

«Я до декрета была администратором в парикмахерской, – рассказывает одна из сотрудниц склада. – Там надо находить подход к клиентам… А сейчас коронавирус, люди злые! Железные нервы надо иметь, чтобы с ними работать. А тут – разбираешь вещи, и голова ничем не занята». «Мы же женщины, а тут одежда, интересно, –  улыбается Аня. – И такие расцветки и ткани… Я раньше даже и не знала, что такое постельное белье бывает».

С 2020 года помощь Центра (в том числе неоднократно) получили 2394 человека. Ежемесячно вещевую помощь тут получают 250-350 нуждающихся. Подробнее – по ссылке

Благодаря вашим пожертвованиям, мы превращаем сданную одежду в добрые дела