«Первое, о чём нужно помнить, — каждый имеет право на нормальную жизнь»: интервью с Ольгой Валитовой

За семь лет «Второе дыхание» собрало вокруг себя сообщество единомышленников, к которому каждый год присоединяются новые удивительные люди. Мы любим говорить с ними и узнавать, что привело их в благотворительность и почему наши дороги пересеклись именно сейчас.

, ,

Сегодня мы пообщались с Ольгой Валитовой, создательницей «Теории малых дел» — проекта, который помогает подсвечивать неочевидные программы благотворительных фондов, в том числе нашего. Про цепочку помощи, небольшие, но важные поступки и умение вовремя останавливаться — в нашем интервью. Приятного прочтения!

  1. Как ваша профессиональная деятельность связана с благотворительностью?

Никак — у меня собственное ивент-агентство, и последние 10 лет я занимаюсь организацией мероприятий. Я много работала с брендами и частными клиентами по всему миру, вместе с командой мы создавали для них уникальные события. 

Когда началась «специальная военная операция», наша деятельность встала на паузу. У меня высвободился самый ценный ресурс — время. Чтобы не сойти с ума от страха, паники и массы других чувств, я поехала поработать волонтёром в пункт сортировки гуманитарной помощи беженцам в «Дом для мамы» — они помогают женщинам в тяжёлой жизненной ситуации и сейчас включились в работу с беженцами. Мы с подругой отработали там 8 часов, и этот опыт оказался очень терапевтичным. Вернулись сон, чувство голода, 8 часов мы банально не читали новости.

Зная, что много людей сейчас находятся в похожем состоянии, я поделилась опытом в соцсетях, подсветив возможность волонтерской работы. Пост имел большой отклик, мне начали писать и звонить друзья, просто подписчики, уточнять детали. В этот момент я осознала две очень важные вещи: 

  1. У людей сейчас очень большой запрос на то, чтобы помогать! Это понятный способ залечить душевную рану и справиться с тревогой. 
  2. Огромное количество фондов, семей и людей в России также очень нуждаются в помощи каждый день. В самой разной. И мы как будто на какое-то время об этом забыли. 

Я решила показать людям разные российские фонды с очень разными сферами деятельности. Большинство из них — небольшие и не самые популярные, но очень, очень важные!

Мы с подругой выписали 9 фондов, которые знаем хорошо и не сомневаемся в их работе. Заверстали их списком в простейший сайт, дав краткое описание каждому по категориям помощи: старики, излечимые заболевания, неизлечимые заболевания, малоимущие семьи, бездомные, талантливые дети и т.д. Я опубликовала список в своём блоге и он начал очень быстро распространяться. Я думала, на этом мы закончили свою миссию.

Спойлер — ничего мы не закончили по сей день!

Мне продолжали звонить мои знакомые и друзья, что-то предлагать: у кого-то есть классное пространство, в котором можно что-то организовать, кто-то дизайнер и готов потратить свое время на помощь фондам с визуальной частью, кто-то может куда-то поехать и что-то отвезти, кто-то художник и готов учить детей и взрослых….. люди осознали, что, кроме денег, они могут поделиться своим временем, знаниями и навыками. Но они не все знают, как именно это сделать.

И мы стали связующим звеном между людьми и инициативами фондов. А иногда и вдхновителями инициатив.

Я создала канал «Теория малых дел» и начала общаться с фондами глубоко, разбираться в их потребностях, искать важные инициативы, которые не лежат на поверхности. Моя задача — находить классные способы помощи фондам и людям, вдохновлять людей на то, чтобы помогать.

2. Почему вы выбрали помогать уже существующим фондам, а не организовать что-то новое?

Существующими фондами в России уже проделана огромная работа, выстроена система помощи. Правильнее интегрироваться в существующие системы, подружившись с ними, понять потребности и попытаться закрыть их в силу своих возможностей. Очень часто фондам не хватает рук и ресурсов. 

Например, на сайтах многих фондов до каких-то классных инициатив не докопаешься, потому что фонды не нашли возможности эффективным способом их подсветить. Не хватило ресурсов дизайнера, SMM-менеджера и т.д. Мы с такими фондами разговариваем по много часов, выискиваем нетривиальные способы помощи и рассказываем о них.

Есть те, у кого всё супер: дизайн, соцсети, всё чётко и понятно — например, «Второе дыхание», фонды «Вера», «Шалаш», «ОРБИ». А есть те, у кого всё грустно: заходишь на страничку и хочется выйти. Но мы не выходим, а ищем им, например, дизайнера.

Иногда нас просят о чём-то адресном, иногда мы сами придумываем и осуществляем инициативы.

Например, фонду «Созидание» нужен был партнёр по клинингу квартиры, в которой останавливаются подопечные семьи, когда приезжают на лечение. Мы тогда уже набрали какую-то аудиторию, кинули клич, и через два дня нашлась клининговая компания, которая за это взялась.

Или, например, у меня дача в Переделкине, тут есть культурное пространство — Дом творчества. Директор позвонила мне и говорит: «Я вижу, ты много помогаешь фондам сейчас, а у нас есть пространство, давай сделаем что-то вместе». И мы устроили там благотворительный сейл в поддержку трёх фондов: собрали одежду, обувь, аксессуары, продавали их за донейшн в пользу фондов.

С фондом «Второе дыхание» мы придумали собрать наряды для выпускников из многодетных и малоимущих семей. Собрали несколько сотен и обеспечили нарядами большое количество детей.

3. Как сформировалось сообщество «Теории малых дел» ?

История банальна до безумия. Сначала это были мои друзья, друзья друзей, люди с большим количеством подписчиков, которых я попросила репостить информацию про нас.

Сработало то, что сами темы и наша подача информации откликаются людям, они делятся этим с удовольствием, просят друзей подключаться.

Например, пост с информацией про сбор выпускных платьев для «Второго дыхания» очень быстро разлетелся, людям откликнулась сама идея, они начали её репостить, стали подписываться. Я думала, мы соберём 20-30 платьев, а в итоге нам принесли штук 200-300.

Наша миссия — транслировать жизнеутверждающие тезисы, говорить очень живо и по-человечески. Мы не хотим давить на жалость, от этого все устали. В своих постах мы не нагнетаем, не даём ужасающие факты, а наоборот предлагаем людям решение проблемы. Одно дело — говорить, как всё плохо, другое — предлагать вместе задачу решить.

4. Кто приходит к вам в качестве волонтёров?

Наверное, стоит начать с того, почему они вообще появились. Поняв, что я и ещё пара человек не можем всё делать своими руками, мы кинули клич в соцсетях, что нам нужна самая разная помощь. Через сутки образовался телеграм-канал для волонтёров, в котором уже 120 человек. К  нему может присоединиться любой желающий. Мы туда кидаем разные задачи: что-то купить, разобрать книги, рассортировать вещи и т.д. Если у человека нет возможности помочь инициативе деньгами, а сделать что-то очень хочется, мы даём массу альтернативных путей. Примерно месяц назад мы очень активно начали помогать беженцам вместе с Мариной Орловой (рестораны The Rink, Forum, Biblioteka, Ambar) и Верой Почуевой (Veter Magazine). Марина просто позвонила мне и говорит: «У нас столько возможностей, давай закроем нужды ПВР (пункт временного размещения) в Рязани». Я говорю «давай!» — и понеслось. Огромный объём помощи мы закрываем частными средствами и руками людей, которые очень хотят и могут помогать.  Иногда просто прогулка с человеком может принести до полутора миллионов рублей, даже просить не приходится: просто рассказываешь, чем ты занимаешься, кому нужна помощь, и человек говорит: «О, круто», а потом ещё своим друзьям рассказывает, и помогать начинают они.

Это пожалуй, самое классное — я заряжаю своё окружение на помощь, люди понимают, что реально могут на что-то повлиять и по цепочке передают эту мысль дальше. 

Одна знакомая недавно рассказала, что ангажировала свою подругу-блоггера и владелицу кафе сделать специальное меню, 10% от продаж которого будут идти в фонд «Второе дыхание». И она так воодушевлённо об этом рассказывает, говорит, что это я её зарядила. Эффект бабочки и теория малых дел в чистом виде!

Ещё для меня это мощная терапия, потому что всё строится на доверии. Я 80% людей, которые помогают, не знаю лично, не знаю, насколько тот или иной волонтёр ответственный, как он сделает задачу. Но не было ни разу, чтобы люди подводили. Control freak во мне просто перестал существовать! 

У нас нет задачи контролировать каждый шаг, да и это невозможно. Наша задача — обозначить проблему и сделать так, чтобы люди включились. 

6. Какие ваши навыки как профессионала помогают в благотворительной работе?

Я профессиональный продюсер. Поэтому, конечно, я принесла в благотворительную работу умение находить нужных людей и их организовывать. Когда начинаешь заниматься благотворительностью, понимаешь, как много приходится делать руками. Мы сначала делали всё сами, но в этом начинаешь просто тонуть, а у меня у самой семья, двое детей. Я умею посмотреть на задачу сверху, поэтому я поняла, что нужно как-то организовать автономную работу всей системы. И, кажется, у нас это получается.

7. Какой вы можете дать совет людям, которые тоже хотят помогать, но не знают, с чего начать?

Первое, что можно сделать —  подписаться на нас. Подумать, какая тема вам  откликается: кому-то хочется старикам помогать, кому-то больным, детям, кому-то беженцам, кому-то животным и так далее. У каждого человека есть свой запрос. Важно сесть и задуматься, кому в этой жизни ты хочешь быть полезным. Это уже сильно  сузит область поиска. 

Потом нужно честно ответить себе на вопрос: в каком объёме я могу помогать, сколько времени, денег, ресурса я на это готов потратить?

Это частая ошибка людей в благотворительности, как мне кажется, когда человек просто лезет на амбразуру. Сначала неделю без сна и еды помогает, а потом обнаруживает себя выжатым, выпотрошенным, без ресурса, вообще где-то в депрессии, уставшим и брошенным. Получается, он как бы сам себя бросил, когда начал отдавать другим людям всё. Ты сгораешь и больше тебе никому помогать не хочется. 

Даже если ты готов помочь один раз в год, даже если это будет совсем небольшая помощь — это тоже нормально, это лучше, чем ничего. И не стоит тут смотреть на других людей. У каждого свой опыт, свои возможности, свои жизненные обстоятельства, свой ресурс и объём времени, который человек может вложить. Нужно вести с собой честный диалог, не пытаться кому-то что-то доказать.

8. На что должен обратить внимание человек, который хочет заниматься благотворительностью и волонтерством?

Я думаю, первое, что каждый должен всегда помнить, —  он имеет право на нормальную жизнь, на ту жизнь, которой он живёт. Да, есть люди, которым очень нужна помощь, они живут хуже, и он им помогает. Это прекрасно, но он имеет право отдыхать, получать удовольствие от этой жизни и подпитывать себя приятными вещами. Эмпатия — это, конечно, хорошая вещь, но нужно развивать в себе умение переставать быть эмпатичным и в какой-то момент говорить себе: «Всё, на сегодня хватит, на сейчас хватит. В этом месяце я не хочу помогать». 

Если ты будешь убиваться, помогать до седьмого пота, не есть, не спать, жертвовать своей семьей и своим комфортом, своими интересами — лучше от этого никому не будет. В первую очередь от этого не будет лучше людям, которым хочется помочь. Надо уметь вовремя останавливаться, не погружаться совсем в дебри плохих историй, отдыхать. Мне кажется, вот это себе как мантру должны читать все, кто помогает.

9. Какие у вас есть планы на ближайшее время?

Точно продолжать всё то, что мы уже делаем — вдохновлять людей на помощь и давать им информацию. Разворачивать мировоззрение людей от «я ничего не могу» в сторону «я могу!». В силу возможностей создавать инициативы на разные темы.

Есть огромное желание углубиться в помощь сельским библиотекам. Сейчас мы собираем для них книги и настольные игры совместно с музеем «Гараж» и думаем превратить это в масштабный образовательный проект.

Вместе с Ольгой мы собираем, в том числе, одежду для детей и многодетных семей и отправляем её в разные регионы России. Вы можете поддержать сбор, сдав одежду в контейнер, или сделав пожертвование.

Благодаря вашим пожертвованиям мы превращаем сданную одежду в добрые дела